Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Отзыв о интенсиве полной ШМП. Курс "Доброволец". Михаил. Врач-хирург.

Полноценный отзыв от курсанта ШМП, Санкт-Петербург.
Михаил Генералов.
Врач-хирург со стажем 14 лет работы, отделение сосудистой и рентгенэндоваскулярной хирургии.


Collapse )

Подписывайтесь на обновления:
Instagram.
Facebook.
Twitter.
Vkontakt.
YouTube.

Мой день

Два года. Два года.. Сколько прошло. Утекло.
Боевые товарищи - ближе самых близких, кто забыл, кто ушёл в обычную жизнь.
События смазались, но между тем обрели кристальную чистоту смысла и понимания. Лишнее ушло.
Как то всё так.. Слов не подберёш. А, ну и ладно.
Хорошо всё. Да.

И привет хохлам! Читаете, мониторите знаю - ещё свидимся, так оно не закончится.
В 15-ом со своей операцией кооперацией обломались по мне, скрип до сих пор зубовный доносится.
Специально по заявкам, для вас.
"Рубинового цвета, стекломой из банки
Глушат хохлы, проебав все танки..

..Град по хохлам, бам, бам
и рагуль понёсся, к бандеровским дедам

Войны света, войны котла
Вряд ли дотянут сегодня до утра

Войны котла, войны света
Если и оттаю, то не раньше лета"
Шляпис Хахлецкой "Войны котла".

Взором читателя сразу материализуем: Лето 14-ого года, группа лиц сидящих в зарослях Саур. Взятие.

Лето 14-ого года, группа лиц сидящих в зарослях в оборонительном порядке — в пятнадцати метрах от дороги на «Саур Могилу» окаймлённой пылевым облаком — уезжающим на базу «нашим» «бэтэром», «лица» — в костюмах «пустынной» расцветки, «новенькие» 74-ки с подствольниками, ПК, СВД, в руках, на спинах у некоторых маленькие рюкзачки, ССО-шной версии рд-54, одноразовые гранатомёты — либо приторочены к рюкзакам, или же накинутые в «быстрый» доступ через плечо, поверх всего снаряжения.

Район города Снежного, бывшая Донецкая область УССР.

«Демоны бегут, когда хороший человек идет на войну»

— "К машине!"

Спешиваемся — «пришло наше время», на этот день. Хотя какое именно «время» — пока не сообщили. То есть задача не поставлена, подробностей нету, в общем — «скандалы, тайны, интриги, расследования» всё как обычно. Простым солдатам у нас не доверяют — ведь везде шпионы. В этом же время — совсем «простые» командиры — «палят» всю информацию общаясь по открытым каналам, что связи обычной, что мобильной. Но главная опасность — от солдата. Странные ведь они, добровольцы — сами, на свои деньги, не за зарплатой — а за Совесть, помогать едут каким то «донбанчанам», за ними глаз да глаз. Этот пасквиль конечно обращён не к данной ситуации, а так «за всех — и все за одного», но в целом — безотносительно ситуации, «это печально».

Информации не было — просто с самого «сранья» выдернули, вместе с Вовкой «Якутом» и «Тайфуном» Егором, в усилении второй группы (отделения) первой заставы (взвода) выезжающей в «рейд». Какой то, куда то, зачем то.

Только «Рабочий» комплект и был схвачен, универсальный, и всё что ещё с прошлой «отработки» было «добито» до «талого». А это — добрые сорок кэ-гэ. "Палка" — АК-74 c ГП-25, РПГ-26 (оставшейся не использованной с прошлого штурма), РПС «СМЕРШ» фирмы ССО, с загрузкой на 20-22 кг, 6-7 «кило» — однодневный штурмовик FLYYE-евская копия морпеховского «MAP-а» и наплечная Советская мед-сумка на 3-4 кг со своим наполнением. TAC-TEC, 5.11, оставлял в «располаге» — нечего самому носить броню, когда товарищи обездолены ею (нормальной), этот принцип тогда конечно выручил — не зная броду, не имея вводной, взял бы «броник» — там бы окончательно бы потерял «бдительность», но об это — чуть попозже.

На развед-выход, коим наш «рейд» и оказался — конечно же такая нагрузка «покатит», дела то у нас серьёзные творятся, только-только «пугали» тяжёлым батом аэромобильников в районе Тореза — или «где то вокруг» — и запас бэ-ка «поконкретней» лишним точно быть — не будет, но уж точно не «головняком» — первым номером головного дозора, ведь вес то я вытяну — и в гору сдюжу, но объективно надеяться на то что смогу контролировать обстановку в максимальной степени - и вести группу лучшим маршрутом.. Ну вы поняли. «Наде-ежда, наш компас земной»..

«Коробка» с нашими родными — отрядными «механами» окончательно перестаёт оглашать окрестности своим рёвом, по крайней мере, скрывшись за поворотом — прекращает ласкать конкретно наш музыкальный слух.

Рассыпались по подлеску группой, в личном порядке получилось так что взял свободный сектор близ якутов — пока тишь да гладь, тихо переговариваемся — обо всё, и ни о чём, как всегда то есть.

— «Спешл — к ядру..»

Передают по цепочке. Нутром чувствую — неспроста. Медик то я медик, но этим не ограничиваются вариации событийного процесса. Проще говоря — может быть всё, а в тех событиях коии тогда происходили — не удивляло ничего. Так и получилось, в общем то.

— «Идёшь головным дозором, с «Женихом». Дистанция ..» и т.д и т.п.

Попал. Скидывать и есе-сно нагрузку ни в жи-сь не буду, но напрячься придется изрядно. Вот что бывает — когда логистика процесса, ведётся уже по ходу дела. Ну — на то оно и то. Ну вы поняли. Опять возвращаемся к — «Надежда наш компас земной».. мой компас тогда — крутился на манер «кампаса» (Капитана) Джека Воробья — и показывал лишь одно.. «ну его на*уй!».

Но — надо есть Надо, приказ есть Приказ.

Под сенью уже прожитых лет, с тех событий, настолько «объёмно» распаковываю перед вами «гамму» чувств, на самом же деле, конечно, тогда это всё были мили-секунды, и не столько размышлений, и конкретных мыслей — сколько заминка из разряда «сделать как лучше», со своим виденьем. В целом же — "да по*уй!». Не имеет значения, ну в самом деле. Не придавайте, и давайте сойдёмся на том что сейчас, особенно сильно хочется в личном порядке «запечатлеть» в памяти, а как же оно то было, дабы не размывались очертания прошлого — в ещё большей степени, ведь с каждым месяцем — ячейки «этих» событий, всё ширятся и ширятся - прямо как структура марли Российских бинтов с каждым годом. В общем — не ругайте пианиста, у него в руке осколок.

Перестроившись из оборонительного полу-круга в походно-боевой, «двинули». Продвинулись до дистанции почти полной потери визуального контакта с первым номером группы ядра — «смежника», проверили полу-круг местности, на предмет признаков прохождения сил, каких либо, и естественно га наличие средств минирования. Дали сигнал — дождались подтянувшееся ядро, опять «перекатились». Движение наше шло вдоль дорожного полотна, отдаление от него — по ходу продвижения от 15 м до 150~200 м, как уже выше было написано — по «зелёнке». С зарослями нам «повезло» — плотность, особенно поперву была достаточно высокая. Мне повезло вдвойне — одно удовольствие было пробираться «со всей ху**ёй»: мед-сумку нормально не зафиксировать, одно-ременная ибо, затягивать «намертво» её просто нельзя — так то оно да, болтаться перестанет — но если болтаться перестанет она, то болтаться буду я, на ближайшем суку, так как быстро «отстегнуться» от неё, в случае огневого контакта, если она зацепится я уже гарантировано не смогу. Остальное то расположено «терпимо» — конфигурация то рабочая, но вот сумка «перегружала» данный баланс — и в итоге «косоёбилось» всё что только могло — напоминая момент из «Зловещих мертвецов» — где на Эша ополчилась своя же кисть, и только отрубанием топором оной спасло ситуацию.

Так в итоге на передышке, отлежав свою минутку с закинутыми повыше, на ствол ближайшего дерева, ногами — решил поступать, не долго опять же уже думая, со своим «ценным» грузом. Как бы, да ка бы - а «кончится» с ней — с мед-сумкой своей, я могу уже здесь и сейчас, в «ненужный» момент застряв ремнём при прохождении кустарника в месте поопасней пройденных. Вероятность и опасение чего — в итоге оправдалось. Но к тому моменту я уже скинул «радость» ядру, передав по цепочке «захватить груз».

«Ядро» к слову этому не обрадовалось, и потом пару раз «косилось» не особо входя в положение. Ну и что, товарищ, что у тебя боевой нагрузки вдвое больше моего, и ты в головняке? «Терпи, Вася» А мне твоего добра не надо. Кому то такой подход не претит, для кого то недопустим. Главный здесь нюанс и мораль — всякое бывает. И ждать чего то, от кого то — не стоит. Но хорошо, что хочешь не хочешь — и какая, ни какая — а в массе своей, даже с учётом общего бардака и хаоса — есть всё же Дисциплина, и следование Приказу. Так что обращаясь к тебе дорогой читатель — «не ссы, если ты сам по себе не лажаешь, и не пытаешься сделать себе жизнь полегче, перевалив своё-на других и по Совести — чист, то и на недовольство чьи то — чем то, сможешь просто забить, не все вокруг будут осознанны и наполнены пониманием что такое узы товарищества. По крайней мере сразу. И это не столько по этой ситуации — тут то «мелочь» переходного порядка, сколько в целом — за «вообще».

Мед.составу же — ни в коем случае так не делайте. Ошибки писаные кровью. Каждой специализации — своё место. Бывают исключения, как сейчас в описании событий и видно — но на то вы и боретесь за жизнь раненых, чтобы не попадать в «исключения» и побороться заранее за них уже тем что не позволите себя, скорее всего единственного медика в группе, пихать туда — где по прямому функционалу — вы меньше всего пригодитесь, в итоге, потому что скорее всего — первым «приветом» вам и прилетит. А если не прилетит — а прилетит другим, то скорее всего «приветы» заблокируют вас так, что помочь своим товарищам как медик, вы уже не сможете, в необходимый для этого срок.

Темп держали хороший, даже с «сбросом» груза, на стабильный режим работы организма вышел не сразу. Потов сошло уже — три, четыре и «ВДВ-шка» уже начала плавно «белеть» пятнами солевых разводов. Приближаясь к «телу», то есть к основному району наших ожидающихся действий, двигались уже не по сплошной зоне леса, а местами и через совсем узкие «шейки», шириной в 10-15-ать слабо, но всё же просматривающихся, метров. С окрестных взгорок — в случае наличия Н.П. противника, мы были бы уже не раз и не два обнаружены. Даже с учётом того что передвигались по самым «открытым» отрезкам — ползком. Ибо.. «цигель — цигель». Достаточно чёткие временные рамки были у нас, хоть тогда я о них и не знал, по задачам, которые необходимо было выполнить.

И как станет опять же понятно только в будущем — задачи эти, очень важные. И зависело от них — не много, не мало — а будущее всего «мирного» снабжения сил и соединений воюющей Новороссии, а далее — и развитие как факта — основной части процесса «ветерка» с Севера. Уже в июле, августе того года. И решения эти, к слову, были не с «верху». Решения эти — были из «низов». Тех кто сам брал ответственность за себя и свой вклад в борьбу за наше будущее. Но об этом, как нибудь потом. Продолжаем.

Продвинулись уже поглубже в лесную зону, и появилась возможность по ходу движения, и на стоянках, жестами да полушёпотом у «Жениха» выяснить подробности о ситуации. Вводная оказалась простая - высота 277, взята противником, контролируется, задача - разведать, действовать по ситуации. Ни прибавить, ни убавить.

Ручной режим работы дрели — сами лезем, связь, взаимодействие, всё это конечно хорошо — но как понятия тогда этого не было. И в таких условиях — либо работать с тем что есть, либо.. «двухднедельники» пополняли кузова эвакуационных, «пятисотых» автобусов и другой транспортной техники, и увозили «недорешившихся» домой. Кому то — нужно было уезжать, не пришло их время. Кто то — просто трусил. Часть - из тех кто поопытнее, тех кто чаще сталкивался с тем «как оно вот всё на самом деле было, есть и будет» — видя окружной бардак, и не желая «умножать сущности» — уезжали со смешанными чувствами. Многие потом возвращались. Но тогда — в июне 14-ого, они нужны были здесь, и сейчас. А к тому моменту — уже осталась четвёртая, пятая часть. И главный костяк — те кто брали Саур и держали первую оборону. Это потом уже — славные подразделения «Чисто из Донецких» заборют «клятых вэ-сэ-ушников», тогда же — некому было привезённое вооружение раздавать. Все как бы рады были — «наши» и все дела, но до прямого дела — дойдёт ещё очень и очень не скоро. Потом конечно всё забудется — нас там и не было. Память человеческая очень интересная вещь, мягко говоря — изменчивая. И это я только за себя говорю, множественные серьёзные контузии, мягко говоря не поспособствовали полной целостности психики, а уж «прилёт» в ДАП-е, уже конкретно вышиб память надолго. Просто ничего что было «до» — до 14-ого, отрезало. Вот только по прошествии четырёх лет восстановления — память вернулась вся, и даже больше того что было — много чего всплыло что было забыто к тому 14-ому. Даже то что «срезало» в 13-ом, после пробития черепа, с трещиной. Вот так то, и такое бывает. Так что только работая с фактами нулевой зоны — то есть то что было напрямую на себе испытано, отлично понимаю что «ну вот так», так было — есть — и будет. Мавр сделал своё дело, мавр может уходить. И выданы будут 3300 медалей за оборону Саура, и ни одной из них не дойдёт до тех кто там были первыми. И только ОД «Новороссия», Михаил Полынков — «Хрусталик», Игорь Иванович Стрелков — вспомнят и отблагодарят чем могут. Ведь главное — для тех кто всё же отдавал «своё» для «Общего» это не фабричные «цацки», из тысяч безделушек, а Память. Хоть в итоге — на самом деле, и это — таким людям не важно. И остаётся у них надолго, лишь одно — удовлетворение от конкретно сделанного дела.

Двигаемся, находим набитую тропу. Двигалось до взвода. Не поддерживая мер по собственной маскировке. Сразу бросается в глаза обилие обрывков упаковок, пачек, раздавленные галеты. Остановили группу — досмотрели своей двойкой. «Жених» показывает:

- "смотри, видишь куклу?"
"Ага, что?"
"Безобидное, и привычное. Может что лежать под ней. Усёк?"

Отмолчался кивнув. Думаю : "Ага, нужно булки поплотнее сжать, внимательней быть». Продвигаемся потихоньку дальше. Уже чаще прикладываюсь к «кэмэлу». Жара будь здоров, градусов тридцать есть, жажда уже не фантомная — натуральная. «MAP» снимать долго, ведь так как размер его позволяет не скидывать при контакте — сидит он поверх РПС-ки, и соответственно под «Долгом» (ДОЛГ-2М: трёх-точечный ремень) , лямкой мед-сумки и «ленточки» от «агленя». По сему - прошу «Жениха» поспособствовать делу восстановлению запаса углеводов, без необходимости снимать мне весь свой «марафет».

Держу сектор пока он орудует в «поисках джека».

Джек — вафельная конфета в шоколаде. Удобная я вам скажу штука — калорийная, вкусная, проблем с ЖКТ ни у кого ещё на моей памяти не вызывала. Хорошо пока возможность закупаться была, ею и пользовались на всю. Ведь «ИРП сыт не будешь!». По крайней мере доволен. А с сладостями — уже поинтересней. Маленькие радости. Пока зубы не посыпятся окончательно. Но это уже совсем другая сказка.

Перекусили, дожидаемся ядро. Задержка весомая - вероятно соотнесение ориентиров к карте. Точку стояния проще говоря определяют. С десяток минут ещё в чутком контроле обстановки — и передают сигнал на продолжение движения. Совсем углубляемся в лес — уже и растительность гуще, плотность деревьев выше — одно хорошо, зона уже «дремучая» — по другому и не назовёшь, и деревья в обхват всё толще и толще, дубы местами объёмом в два туловища, что в основном конечно радует — большую часть лёгким калибром уже не пробить, но с другой стороны — огорчает, вариантов продвижения всё меньше и меньше, а массированное минирование местности ещё никто не отменял, тем более отталкивались от основной вводной по наличию сил противника, и сил серьёзных — так что минную опасность ставили на один из первых планов.

Это уже потом — когда и те, и эти «оботрутся» и о минах вспомнят только после окончания основной фазы маневренной войны, в 15-ом году и позже, тогда же — уровень манёвра сил, что «наших», что «ваших» (да и уровень подготовки) был таков, что навыки минёров реализовывались в основном при вскрытии ячеек в банках, или меж-«клановых» разборках. Ну и конечно единичные случаи — на фоне всех потенциальных возможностях, коии не были приведены в исполнение. Отдельным пунктом идут ситуации типа подрыва объекта противника посредством привлечения к этому транспорта ничего не знающего мирного населения, вместе с оным же, но это уже из разряда диверсионной работы и тех областей — о которых не говорят.

Уклон местности возрастает — уже всё чаще попадаются рытвины и пригорки, сам лес всё больше редеет, явно подходим к одной из высот. Так и выходит — выйдя на визуальную видимость с одной лысой горки, обратно втягиваемся в глубину леса и совершаем полный обход по «зелёнке». Двигаемся уже в боевом порядке — в нескольких параллельно идущих подгруппах, ожидали что за склоном той лысой горки уже кто то может «сидеть», а повышенную таким образом минную опасность, уже игнорировали. Из двух зол меньшее, да.

Условный сигнал - "к бою". Готовность к близкому контакту с противником. Мы о нём знаем, он о нас нет. Надеемся на это. Новая задача нам — видный с нашего места "хребетик» 183-ей высоты. Расстояние, 1.8-2.2 кэ-мэ. К верхотуре ведёт голый склон, местами кустарник. В общем — если что, деться некуда. И это я не говорю о «коридоре» «кулуара» (распадка), к которому сначала нужно спустится, и по нему пройдя метров 600-700, начать подъём к высоте. Коридор — от слова «корида». Только состязание ожидалось не с быком — а с снайперским, и пулемётным огнём. В зрительском зале — наша группа и личный состав противника. И кто тореадор, кто матадор — а кто быки, ещё не определилось.

Дождавшись взятия огневой группой рубежа прикрытия нашей двойки — выдвинулись. Быстрым шагом, спускаемся. Движение от одного редкого деревца — к другому. У каждого из, как можем занимаем позицию и в монокуляр-восмькратник «ВОМЗ-овский», тщательно осматриваем местность. Только максимально доступный анализ и контроль обстановки вокруг нас - давал хоть какой то шанс на то чтоб мы среагировали быстрее и смогли бы выйти из той «жопы» в которой оказались бы при даже самом захудалом огне противника.

Шаг за шагом. Рывок за рывком. Упали — осмотрели — опять рывок. Солнце в самом зените — жарит всеми силами, нагрузка выдавливает всё что может, не давая просто физической возможности уже совершать какой то активный манёвр — но «глаза боятся, руки делают», точнее ноги. Силы — как и всегда когда Воля на первом месте, находились. На солнце моментально сушащаяся «полёвка» тем не менее намокала быстрее чем сохла, и от «забеления» формы солью — сторонний наблюдатель уже начал бы беспокоится за вопрос моей маскировки — не буду ли я визуально обнаружен даже если я нахожусь на замаскированной позиции, но мне тогда естественно было уже начхать на сии — непременно тонкие нюансы.

Ноги, несмотря на облегчение что вышли с зеленки, уже забиваются. У «Жениха» — аналогично. Первым номерам идти тяжко. Спустились по «балке» - уже в самый низ, упали у ещё у незнакомого мне представителя местной флоры — шелковицы, и были таковы. Осмотрели склон. Открытых позиций не обнаружили, только предварительно оценили ситуацию. Нашли две потенциальные пулемётные точки. Перекрытие огнём, удобство расположения. В частности наличие скрытого подхода к ним, со стороны верхней части склона. И соответственно этим же путём, допустим, засадная группа — могла спокойно и отойти. Опасное место. И самое подходящее для того чтобы нести опасность конкретно нам. Полные карманы.Сомнений тогда особых не было, вводная была чёткая - враг на высоте. На Сауре. Естественно бы и «высота 183» бралась бы под контроль, априори. Азы военной науки. Так что шли, простившись сами с собой, «просравшись» и друг с другом почти попрощавшись.

Место — мягко говоря нервное. Что не говори — вот она настоящая война, та где почти всегда ситуация создаёт тебя, а не ты ситуации.. Поэтому и люди здесь — становятся настоящими. Всё просто. Ну да не суть — возвращаемся к повествованию нашей маленькой, но гордой двойки.

Двигались от куста к кусту, коих было достаточно чтобы дать корректировку огня — с ориентиром на эти редкие кустики, но совершенно недостаточно чтобы помочь нам хотя б в функции манёвра — ведь даже в положении лёжа, если б огонь был бы открыт — и хотя бы один из нас прикрывая продвигающегося товарища, был бы у этого «кустика» — он не смог бы и «пикнуть» ни в плюс — ни в минус.

Но мы обманывались как могли. Так всё же повеселее — мал, мал. Ноги уже полностью «забиты», подъём крутой, в длину метров 300-а, в высоту почти 200.

- "Держу!".

Рывок к новому укрытию. 15-20 метров. Не по тактике, а по местности. Рывок конечно громко сказано. Скорее «шагаем дружно в ряд».
Уже откровенно говоря плевать, сил нет, даже если откроют огонь, упаду там где стою, и наверное буду закапываться. А, да кого я обманываю. Даже закапываться не буду. Отдыхать буду.

Других мыслей и быть не могло. Как и всегда.

Но.. Еще рывок. "Держу!", рывок, держу..
«Жених» завалился рядом..
- "Если вернёмся живыми, пиво пить будем!"
-"не пью я.."
- "Тогда квас!"
Ох как кваса захотелось. Лучше б молчал. «Кэмэл» уже «досасываем», по очереди.

«Жажда».
Потный уже по двадцатому кругу. Мокрое всё. «СМЕРШ» — мокрый насквозь, «MAP» промок так что все «картонки» развалились — коробки с патронами коии не были пересыпаны нормально в виду отсутствия мешка под них. Ладони из «Палладинов» (Wiley-X «Palladin»: пожалуй лучшие боевые перчатки в мире — не забудьте про версию с крагами!) почти выскальзывали — настолько были мокрые.

Потом уже — на базе проверяя работоспособность снаряжения, обнаружил что половина патронов в сухарке покрылись таким хорошим налётом ржи.

Крайние метров 50-ат ковыляем уже мелкими шажочками, с старческой отдышкой, чуть ли не привалившись к своим «карамультукам», как к тросточкам. Какое там «тактикование». Побойтесь — переплюньте — а то лампочка в «эотыке» сгорит. Тут совсем другой «коленкор»..

Доползли, по другому и не назовёшь. Упали в ближайшую ложбинку — бывшую в нашем представлении пулемётной точкой. Не ошиблись. По факту — верно. По времени не попали, точкой огневой место это было лет семьдесят назад. Выдохнули. Взяли сектора, привалились. Осмотрелись. Минут пять отдохнули. Жених ушёл на доразведку, пустой, уполз.
Условились, пол часа жду. Дальше по ситуации. Скинул лишнее. Используя возможность — вскрыл уже пачку галет с икрой «ИРП-шной».
«Аглень» умостил справа, перед собой. Если что - первое средство дать себе время на отход, случись что. И прикрыть, если надо будет. Если кого будет..
Лежу, контролирую доступную местность. Каждые 5-7 сек, осматриваю пару секунд тыл. Тихо. Спокойно. Стужусь потихоньку, в тени. Мокрый, ветер дует. Ветровка «PCU» (Level 4, Gen II) c собой. Всё размышляю — одеть, или не одеть. Нет — запрею думаю, случись дальше «скакать». А скакать придётся.

Голова пустая. Слушаю. Тихо. Переместился, в «ВОМЗ" с склона осмотрел наших. Не видно. Молодцы.
Обратно на сектор. Жду.
Приползает, с противоположной стороны, откуда выполз. Чисто всё. По склону можно двигаться. Видна зеленка близ Саура, на склоне. Есть вариант скрытого подъёма. Отдыхаем, ждём. Подходит ядро, и минут двадцать еще ждём наших снайперов. Шли окружным путём.

Пора. Все на месте. Собираем пожитки — и опять в путь. Также работаем двойкой — только уже конкретно «пулеулавливателями», без всяких вариантов. Вышли уже на прямую видимость Саура и тут я уже сам оценил, а не со слов товарища, какая у нас, с ним, диспозиция. Залегли, достал оптику- солнце печёт, яркое. Но бликов не будет, выходное отверстие в узкую ленту, маскировочным скотчем обмотано. Осматриваю зону близ самого монумента.

- "Блеск!"

Правый куст у монумента.

— "Опять!" ..

Жених взял сектор, прицелился. Ждем огня. Автомат под рукой. Тихо. Потихоньку сместились. Реакции нет. Мы то как на ладони. Но — ничего не происходит. Успокоились, огня нет. Надеюсь что осколок стекла, или ещё какой мусор, блик дал. Тем не менее — выдвигаемся дальше. Открывается третье дыхание. Чувствуем себя уже пободрей - ускоряем темп. Склон голый, надежда только на старые окопы ну и оклемавшиеся ноги. Спустились почти. Зеленка — вот она — родная. Дошли.

Вдоль кромки леса — по уже крайней «балочке» — выходим на прямую видимость монумента. В просветах уже виднеются домики, тут уже адреналин в кровь, «сайгачим». Тут уже «Валера — пришло твоё время» так что уже от души «тактикуем», проводя досмотр местных домишек. Практически с ходу заваливаемся в один из явно обжитых подвалов — в нём девушка с дочкой, нежно отталкиваем, проходим в глубь помещения.

Вот они! Оккупанты. По всей красе, да — чего уж тут.

- "Чисто!"
"Вы кто?..", всхлипывая спрашивает девушка.
- "Свои"..
Чьи свои, вдаваться в детали уже не стали.
- "Есть мобильный?"
"Д-да.." - протягивает старую «Nokia».
- "Прикрывай", это уже мне. Полуоборот, держу тыл.
Боковым взглядом вижу манипуляции «Жениха». Чего он там делает, думаю. Недоходит.
- "сидеть тихо, стрелять будут, собирайтесь лучше и уходите"
"А куды я, с дочурой?"..
Тут уже не до сантиментов, вводная дана — а психологическую помощь нам всем оказывать будут уже когда нибудь потом. «В морге отдохнём», ага. Выходим, двигаемся дальше перебежками. Досмотрели всё, ждём ядро. Дали по рации условные три «щелчка». Достаточно быстро — в темпе, основная часть группа подтягивается к нам.
Мы уже окончательно «заё***ые», «Лис» же берёт основную часть группы, и выдвигается дальше к п.Сауровка, к блокпосту правосеков, по данным местных, мы же, я, «Жених", «Якут», «Финн» остаёмся на прикрытии. Поднимаемся, к ещё не тронутому, пришедшей Новой Войной, но со старым врагом, монументу.

Величие. Вот что тогда ощущал. И гордость. Что сегодня — то есть тогда, мы были там. Безотносительно всего — что просто были. Что просто — готовы были стоять до конца. Что просто — готовы были погибнуть. Без всяких там. Ничего лишнего. Просто потому что — нужно.

С «Якутом» занимаем передовую точку, справа от монумента — вниз же от нас уходила основная лестница. «Якут» в оптику держит весь сектор, я на прикрытии. Мед-сумку уже забрал, всё с собой. «РПГ-ху» к стенке, «штурмовик» (»MAP») как валик, для стрельбы. И пошли тягучие минуты ожидания.
Пока — было всё спокойно, долгожданный отдых. Небо, солнце. Вечереет.
Ветер охолаживал, весь мокрый, акклиматизация.
На самом верху же, ветер дует как надо. В общем уже конкретно так замерзаю. Решился, выкроил момент — да одел под «ВДВ-шку», «L4-ку». Теперь терпимо. Лежим, каждый о своём думает. Вода закончилась, Якут делится с фляжки. Второй час ожидания, нервничаем. Вводной на время и ситуации дано не было, что там да как, вопрос. Связь не добивает. «Айкомы», мать их ети. Ничего лучше что ли не догадались в Москве собрать нам на посылки..

Ждём.
— "Движение!" - Якут, мне.
Собрался — жду отмашки от Володи. Держит в прицеле.
— "Мотоцикл, двое, чёрная форма"
Мда. Развед-разьезд? Сидим тихо.
Без слов понятно, что инициативы не проявляем. Ждём в готовности. Открыть огонь можем в любой момент. Но нельзя. Спешились, подходят выше, поднимаются по лестнице. Доносит уже, попутный ветер, обрывки фраз.
"..бинокль..
рация.."
Это из того что мозг тогда чётко уловил. Может и игра воображения, не ручаюсь. Но, как есть. Точно не наши. Опасение завалить своих, уже пропало.
Если поднимутся и увидят нас, открываем огонь, уже без вариантов.
Но. Поленились. Посмотрели видимо, мото-секи, почесали репу - да и плюнули, чего напрягаться, нет жеж никого. На том видимо и порешили. Спустились, выпали из сектора обзора, чем немного напрягли, подумалось «вдруг враги тайный план замыслили», но нет - появились. И уехали, откуда приехали. Выдохнули.
Совсем совсем уже вечерело, связи нет, группы нет.
Небольшой воен-совет, по месту, собрались всем составом, порешали предварительный план действий, в случае невозвращения основной части группы. Искать транспорт, в случае необходимости, позаимствовать даже, автотранспорт, да отправлять кого то за подмогой в Снежное, на базу. Связи то нету. Бардак, как обычно.

Обратно по позициям. Наблюдаем. Ф-фух.. Возвращаются. Как камень с души.
Всё нормально. Вызывали уже «бетэр». Скоро будет. Вводная - снимаемся. Темнеет, но пока видимость нормальная.
Приезжает, под прикрытием:

- "К машине!"..

Загрузились на броню и выдвинулись «домой» — на базу.
Да.. «Интересно девки пляшут». Не простой денёк вышел.

Тогда ещё просто не знал — что же будет на день следующий.

Остальные не лучшего вида, тоже все «запылились». Вернулись по темноте — путь же наш, окончательно и безповоротно стёрся из памяти. Выгрузились, и сразу в столовку - «обед» никто не отменял. По окончанию приёма пищи группа пошла отбиваться, мы же с «Якутом», добивали остатки пищи. Да и просто, приятная атмосфера там была. Полуподвал. Тусклая лампочка. Перманетно приходящий — уходящий народ, уже не скучно. Расслабленное общение, товарищеские подколки.

Хорошо. Спокойно. Чай, печенье. Ничего больше не нужно. Всё просто. Есть мы, есть они. Никаких «оттенков серого».
Шум, поднялся. Топот, забегают. «Разведосы», батальонные. Садятся. Обсуждают своё.
"Подключают" к беседе. Уважение после совместной отработки в Торезе было достаточным. Слушаем. Всё в спешке - сразу не удалось понять о чём речь, уточняю - планируется что?
«Седой» задумчиво:

-"Ну да, а что?.."

— "Присоединились бы."

Посовещались своей тройкой парни, да дали добро. Сбор через десять минут.
«Заночерело» окончательно, но радость предстоящей задачи, дала сил. «Якут» первый доел - и уже «впрягшись» в свой «загруз» ушёл к «микрику», я же ещё пару минут посидел, допил чая, выдохнул — и подхватив АК с РПС-кой, поспешил к месту сбору.
— "Э, вася, чё так долго?"
- "Сам ты вася.. Иду, иду.. "
Нормально. «Сколько надо» — улыбаюсь про себя. Сколько надо.


«Завтра» же, тогда — в 14-ом, был «наш» день. 12-ое Июня.

День первой обороны Саур Могилы.

День — после которого, каждый кто там был, изменился.

Нехорошие люди. Добровольцы.

Итог всей моей снаряги..
Ушло в крысинные руки. Когда в аэропорту ранило, отряд в котором был и в частности командир этого отряда, узнав что я ранен со своими пацанами, по старой своей крысинной привычке и его шестерки, которые раньше были нормальными бойцами - распатронили меня. Тихо, за спиной - пока я в госпитале первые три дня без обезболивающих лежал, потому что не было их. И только разбитое стекло задувало холодком. Запрашивали чтоб они вещи мои хотя бы притащили, белье сменное хоть - мое все окровавленое, порваное было - ага, разбежались. Привезли на шестой день, одни трусы, одни штаны, одна футболка. Даже носков не привезли. И то это нормальные братушки, местные, узнав об этой ситуации - просто пришли и забрали у этого крысятнического выводка.
Притом это все добровольцы с России. Герои освободители, мать их. Тыловые крысы на самом деле - тепло устроившийся и дальше так хотевшие сидеть, а что - тепло то в Ген. Прокуратуре только созданой было, вози себе первых лиц, да девушек Донецких снимай на понтах героических. И делай из себя такого всего "я и хочу воевать - да вот не дают..". Постоянная лапша на уши, постоянные обещания что "вот скоро пацаны, скоро уже поедем". И нормальные боевые парни, с которыми был на Сауре, с этим героем командиром, насквозь сами прогнили. И жить им теперь всю жизнь, с преданой и проданой совестью.
Как оказалось, когда снарягу привезли мою и автомат в крови моей - этот герой командир, поступил следуйщим образом - построив всех и потрясая моим автоматом, толкнул мол что на аэропорт мы поехали пьяные и получили мол что заслужили.
Когда узнал - в шоке был пол часа. Тогда я не знал что человек редкостная блядь.
Не мог поверить, что так можно поступать.
Я принципиально не пьющий, из всех единственный кто вобще ни разу не пил, даже когда толпой все набирались на отдыхе пивом.
И второй моц товарищ - тоже категорически не пьющий. И мы все оказывается бухие были.
Что, не придумалось ничего лучше дорогой Печенег? Нечего сказать потому что.
В этой ситуации только нормальный настоящйй Командир сказал бы правильные слова.
"Да, пацаны совершили проступок, проступок молодой - из лучших побуждений, они понесут своё наказание, даже возможно трибунал - но они пример, пример альтруизму и самопожертовавания, главное такое делать когда это нужно и всей группой."
Но эти слова были бы только от командира который приехал воевать за Россию. За Русскую идею. За Новороссию.
А не ради того чтобы пофорсить и ну мутной воде устроится потеплее. Смелости на отжимы не хватало - поэтому и не занимался этим человек.
Если мы не занимались идейно этим - то этот человек, просто от трусости.
И понял я, хоть и подсознательтно - но уже тогда все сложилось, когда я вернулся с Иловайска - и я при первом встречном взгляде увидел страх этого человека.
Страх сделать также как я - плюнуть на всё, написав рапорт, несмотря на угрозы залететь на копание окопов или подвал - продавить добро на разрешение ехать на штурм Иловайска, 26 августа. Со своими знакомыми мужиками еще с Саура.
Никогда на такое у человека этого нехватили бы духа - и он боялся.
А я просто не понимал. Молодой, неопытный. И видел в нём олицетворение командира и бойца.
И оказалось.. Красивый образ, а душонку любой ветер трепет. Трус и подонок.
Сейчас ротой в Кальмиусе командует. Герой доброволец. Крыса и трус.
Пишу это за Свата, моего друга. Человека в последствии погибшего в дебальцево. С оставшейся одной женой и только рожденным ребёнком. Тоже, как и я, уже в на позициях в Спартаке, понявшего какой Печенег командир. Мародер, приезжавший в посёлок только чтобы дорогую посуду вывезти, еще оставшуюся с домов.. Это с его слов, Свата.
И жалел Сват тогда и извинялся перед мной только об одном - что не поехал тогда с нами в аэропорт, 4 октября, чтобы раньше понять что за людь отрядом командует.

Смерть Свата - на плечах этого человека. Который своими понтами и жадой власти, своим искуственно созданым боевым образом - притянул моего друга к себе, как и всех нас.
Все эти его боевые истории, истории службы - это все как нити паутины на которые мы попались. И я счастлив что вырвался из них даже так, через смертельное ранение, при котором выжил.
И весь образ Печенега - грязь и обман. Не занимаясь на виду ничем предсудительтным, он просто преследовал большее. Больше власти, больше денег.
Что уж говорить если даже человек оттуда же откуда и печенег, приехавший по его зову, бывший у него в военно патриотическом рукопашном клубе, ушел от него. И в принципе когда в Спартаке стало понятно все, 90 процентив отряда ушло от печенега. Развалилась группа.
И я рад что я поспособствовал этому.
Как в ходе поездки недавней узнал - за нас отличный Славянский боевой парень заступился, сказав тогда на построении и показе моего окровавленого ствола - что если бы парни знали что мы едем на аэропорт, печенег бы недосчитался на этом построении треть народа.
Так что.. Хорошо что всё хорошо кончается. Главное чтобы дальше этого человека не пускали к войне. От войны у него одна нажива. И да, привет тебе передаю, товарищ дорогой.
И это, не забудь ПЗРК выкопать, тобою около Саура прикопаные, если еще не забыл. Герой любовник, итить колотить.

(no subject)

nortwolf_sam
"Лучше бы ты в телевизор не так попал, а как нибудь по "голливудскии", когда герой не такой покоцанный."

Вот так)?

Или вот так?

52 минута.